Адвокатские истории

2 418 подписчиков

Свежие комментарии

  • Андрей Пв
    Да-да, свежо придание, да верится с трудом, что этот закон будет работать на благо человека. Хотя, кто знает - идея и...ПРАВО.RU: Президе...
  • Андрей Пв
    Всё равно, от случайного принятия неверного решения никто не застрахован. так было неоднократно. Знакомый т 8(800)250...НАШИ УНИВЕРСИТЕТЫ...
  • Наталья Громова
    Теория. А как оно будет на практике?НАШИ УНИВЕРСИТЕТЫ...

"Компенсация превышает в 55 раз годовой доход Путина! Это адекватно?"

Автор: Алина Михалёва

Экс-глава
Экс-глава "Ростелекома" Александр Провоторов
Фото с сайта fedpress.ru

Два года назад "Ростелеком" выплатил своему экс-президенту 200,9 млн руб. компенсации за увольнение. Такая сумма вызвала бурную реакцию общественности, а с госкомпанией пошли судиться ее миноритарии и Росимущество. Сначала все складывалось для них удачно: суды первой инстанции и апелляции признали такую выплату "неадекватной" и незаконной. Однако кассация округа наоборот решила, что формальных оснований для отмены "золотого парашюта" нет. Дело дошло до Верховного суда. Там миноритарии экспрессивно доказывали несправедливость этой суммы. В свою очередь их оппоненты просили отказаться от "эмоциональных элементов" и апеллировали к тому, что сам экс-глава и так уже большую часть суммы вернул по своей инициативе. Но ВС рассудил иначе.

В июле 2010 года Александр Провоторов занял пост президента крупнейшего государственного телекоммуникационного оператора ОАО "Ростелеком" с должностным окладом 950 000 руб. Изначально срок действия трудового договора истекал в июле 2012 года, однако за два месяца до этого решением совета директоров компании было заключено дополнительное соглашение, по которому полномочия Провоторова пролонгировались до июля 2015-го.

Кроме того, этим документом был увеличен и ежемесячный оклад президента до 3,1 млн руб., определены ежеквартальная и годовая премии в размере до 40 % и до 80 % от должностного оклада соответственно, а также установлена компенсационная выплата на случай досрочного расторжения трудового договора "в размере суммы заработных плат, которую президент мог бы получить, продолжая работать в период со дня досрочного расторжения трудового договора".

Проработать до конца своего срока Провоторову так и не удалось: 27 марта 2013 года на заседании совета директоров "Ростелекома" было принято решение о досрочном прекращении его полномочий. Как писал "Коммерсантъ", его отставку инициировало Минкомсвязи, предложив назначить на эту должность основателя "Национальных кабельных сетей" Сергея Калугина. Так и произошло. Калугин занимает пост президента "Ростелекома" до сих пор, а совсем недавно комитет по кадрам компании продлил его контракт до 2018 года.

Одновременно с досрочной отставкой Провоторова, который вскоре после этого занял пост первого заместителя гендиректора Tele2, по решению совета директоров от 27 марта 2013-го экс-менеджеру была выплачена единовременная компенсация в размере 200,9 млн руб., при расчете которой учитывался оклад, надбавка за работу с гостайной, а также максимальные показатели ежеквартальной и годовой премий. Однако такая сумма "золотого парашюта" сразу возмутила общественность. Так, в том же месяце депутат Госдумы от "Единой России" Валерий Трапезников выразил на конференции "Общероссийского народного фронта" свое негодование по этому поводу Владимиру Путину. Президент с негодованием парламентария согласился и спустя год подписал закон № 56-ФЗ об ограничении размера компенсационных выплат тремя среднемесячными зарплатами.

Размер "золотого парашюта" "несправедлив", "неадекватен" и "нарушает баланс интересов участников корпоративных отношений"

Однако принятием закона ситуация себя не исчерпала: начались судебные тяжбы. Так, в июне 2013-го миноритарии "Ростелекома" – Олег Ашурков и Виктор Савченко – а также Росимущество обратились вАрбитражный суд Санкт-Петербурга и Лениградской области с требованием признать решение совета директоров о выплате 200,8 млн руб. компенсации недействительным (дело А56-31942/2013). В суде истцы в первую очередь настаивали на том, что совет директоров "Ростелекома" вообще не вправе определять размер компенсации, а делать это должны "соответствующие структурные подразделения" компании.

Во-вторых, указывали миноритарии и Росимущество, включение в сумму "золотого парашюта" ежеквартальных и годовых премий, как это было указано в допсоглашении к трудовому договору, является превышением полномочий совета директоров. По их мнению, последний должен был сначала "в обязательном порядке принять соответствующие корпоративные решения" и определить размер этих премий в соответствии с Положением компании об установлении и применении ключевых показателей эффективности. Кроме того, по словам истцов, оспариваемое решение причинило компании и ее акционерам убытки, а размер "золотого парашюта" не соответствует уровню зарплаты Провоторова за время работы в "Ростелекоме".

В свою очередь ответчик – сам "Ростелеком" – доказывал обратное: "золотой парашют" был рассчитан в соответствии с условиями трудового договора, никаких убытков компании он не причинил, а его размер "адекватен уровню доходов" бывшего топ-менеджера и не является завышенным. По мнению компании, вопрос определения размера компенсации относится к исключительной компетенции совета директоров, так как он неразрывно связан с вопросом прекращения полномочий. И это, как считает "Ростелеком", в полной мере подтверждает позиция Конституционного суда, изложенная в постановлении от 15 марта 2005 года № 3-П, согласно которой выплата компенсации – это необходимое условие досрочного расторжения трудового договора с руководителем организации. Сам Провоторов, привлеченный в дело в качестве третьего лица, позицию "Ростелекома" полностью поддержал.

Однако убедить судью Анастасию Борову "Ростелекому" и его бывшему президенту не удалось. Она согласилась с ответчиками лишь в том, что совет директоров компании был правомочен принимать спорное решение, однако последний, по ее мнению, безосновательно включил в расчет "золотого парашюта" максимально возможные составляющие выплат квартальных и годовых премий. "Устанавливаемый советом директоров размер компенсации в той части, которая основана на переменной составляющей системы оплаты труда, не может определяться произвольно без учета фактических экономических показателей деятельности общества за период, предшествующий расторжению трудового договора с президентом, – писала в решении Борова. – Производимая таким образом выплата, носящая компенсирующий характер негативных последствий не может осуществляться на основании расчетов, базирующихся на иррациональных предположениях о возможности достижения максимально высоких показателей эффективности деятельности общества". Судья также отдельно отметила, что размер премий согласно трудовому договору мог варьироваться до 40 % и 80 % для квартальной и годовой премии соответственно, и согласилась с истцами в том, что их конкретная сумма подлежала определению в соответствии со специальным положением компании.

"Принятие советом директоров решения о выплате президенту компенсации исходя из максимально возможного размера фиксированного дохода и премий не может быть признано адекватным, обоснованным, отвечающим критерию разумности и принципу добросовестности", – подытожила Борова в своем решении от 2 декабря 2013 года и в результате иск миноритариев и Росимущества полностью удовлетворила, признав спорное решение совета директоров недействительным.

3 июня 2014 года судьи 13-го арбитражного апелляционного суда (Лариса КопыловаИрина МедведеваИгорь Тойвонен) решение Бобровой оставили в силе. Правда, вопреки позиции последней, апелляционная коллегия решила, что исчисление конкретной величины единовременной компенсации к компетенции совета директоров не относится, так как "в подобных спорах в качестве работодателя выступает само общество, а не его совет директоров". Однако такой "неправильный" вывод суда первой инстанции, по мнению апелляции, к принятию "неверного" судебного акта не привел.

Отдельно добавили в своем постановлении судьи апелляции и то, что во время руководства Провоторова чистая прибыль "Ростелекома" значительно упала, а значит, с учетом этого и всех других ранее установленных обстоятельств компенсация в размере 200,9 млн руб. "несправедлива", "неадекватна" и "нарушила баланс интересов участников корпоративных отношений".

Нет "формальных оснований" для отмены компенсации

"Ростелеком" и Провоторов обратились с жалобой в АС Северо-Западного округа и там смогли добиться своего. 7 ноября прошлого года кассационная коллегия (Александр КаменевИрина КирилловаАлександр Яковец) акты нижестоящих инстанций отменила и в иске миноритариям отказала. Судьи пришли к выводу, что в истории отсутствовали формальные основания для признания спорного решения совета директоров "Ростелекома" недействительным. Так, указывали они в своем постановлении, размер компенсации не противоречил действовавшему на тот момент законодательству, фактически был согласован сторонами, сам трудовой договор и его условия в редакции дополнительных соглашений не оспаривались, а разрешение вопроса об убытках, причиненных обществу, не входило в предмет доказывания по делу. В обоснование своей позиции коллегия сослалась на п. 4.2. постановления КС № 3-П, согласно которому компенсационная выплата никаким размером не ограничена, определяется трудовым договором, а ее назначение заключается в том, чтобы "в максимальной степени компенсировать увольняемому лицу неблагоприятные последствия, вызванные потерей работы" (подробнее >>).

"Да на эти деньги можно содержать бюджет маленького российского городка!"

Ашурков, Савченко и Росимущество обратились в кассационной жалобой в Верховный суд, где повторили свои доводы о "несправедливом", "неразумном" размере "золотого парашюта", а также о том, что в расчет его суммы не могли быть включены максимально возможные премиальные выплаты. Судье ВС Ивану Разумовуэти доводы показались заслуживающими внимания, и он передал дело на рассмотрение экономколлегии.

Первым на заседании в ВС, состоявшемся сегодня, 23 марта, выступил сам миноритарий Ашурков. Он сначала попросил коллегию обратить внимание на то, что вопрос выплаты компенсации "однозначно" в компетенцию совета директоров компании не входит, однако подробно останавливаться на этом не стал и все свое дальнейшее выступление посвятил вопросу "несправедливости" "золотого парашюта" и его "неправильному" расчету.

Так, по словам миноритария, ответчики и суд округа "вольно трактуют" постановление КС № 3-П. "В этом документе есть ключевая фраза о том, что размер выплаты определяется трудовым договором, – рассказывал Ашурков. – Однако мы считаем, что туда подпадают только две суммы – ежемесячный оклад и надбавка за секретность и гостайну". Премиальные выплаты, по его мнению, выплачиваться в качестве компенсации не могут, иначе будет нарушен "принцип трудового законодательства вознаграждения за труд".

– Ответчики считают, что если трудовой договор предусматривал премии, то они должны быть выплачены, – продолжал Ашурков. – Но они не учитывают тот факт, что эти премии определяются только по итогам ключевых показателей эффективности деятельности компании! А о какой эффективности и адекватности можно говорить в нашем случае? Одна компенсация гендиректора "Ростелекома" Провоторова превышает в 55 раз годовой доход президента Владимира Путина! Это адекватно?

– Но какое это имеет отношение … – попытался перебить Ашуркова председательствующий судья Разумов, но безуспешно.

– Нет, неадекватно, считаю я! – продолжал миноритарий. – И "Народный фронт" также считает, что нет. Общество дало оценку этому факту!

По словам Ашуркова, в компенсационную выплату должны включаться только суммы, которые уволенный президент "отработал" и которые компенсируют негативные последствия такой отставки. "А господин Провоторов искал работу у нас один месяц, – сетовал миноритарий. – Устроился гендиректором Tele2. Да на эти деньги можно содержать бюджет маленького российского городка!"

Поддержали доводы Ашуркова и миноритарий Савченко, и представитель Росимущества. Последний в свою очередь отдельно добавил, что размер компенсации всегда должен отвечать критериям разумности и справедливости. "А в нашем случае во время руководства Проворотова и прибыль общества в общем-то сократилась …", – отметил он.

– А у вас есть доказательства, которые позволяют соотнести сокращение прибыли общества с деятельностью президента? – поинтересовался у него представитель "Ростелекома" Юрий Аксенов.

– Не иначе, как с действием менеджмента, мы связать это не можем. Если у компании меняется динамика, значит, менеджментом принимаются соответствующие решения.

Спор исчерпан, "пресловутый" баланс восстановлен – время уйти от "эмоциональных элементов"

После этого слово взял представитель "Ростелекома" Аксенов. "Особенность этого спора заключается в том, что его правовая составляющая находится в тени той общественно-политической реакции, которая возникла в связи с выплатой "золотого парашюта", – начал он. – Но надо учитывать, что весь этот общественно-политический резонанс вылился в совершенно конкретное решение: были приняты изменения в трудовое законодательство, ограничившие размер компенсационной выплаты до трех окладов". Следовательно, по словам Аксенова, в дальнейшем подобные споры возникать уже не будут, а это дело утратило свой "практикообразующий характер".

Здесь юрист особо попросил коллегию обратить внимание на то обстоятельство, что еще до подачи миноритариями жалобы в ВС Провоторов вернул "Ростелекому" сумму "золотого парашюта", которая превышала три его ежемесячных оклада. "По сути у нас спорная ситуация исчерпана, убытков нет, а тот пресловутый баланс интересов восстановлен", – заявил представитель госкомпании и призвал рассматривать дело "с правовой точки зрения" и уйти от "эмоциональных элементов".

"Правовых" же вопросов, по словам Аксенова, в этом споре три: компетенция совета директоров, соотношение суммы выплаты с условиями договора и справедливость такой компенсации.

Выносить спорное решение совет директоров, считает юрист "Ростелекома", был вправе на том основании, что оно "неразрывно" связано с самим вопросом прекращения полномочий. "А кто, если не совет директоров, может этот вопрос рассматривать? – задавался вопросом юрист и тут же отвечал. – Понятно, что не общее собрание акционеров, и однозначно не сам президент. Если мы просто скажем, что ни к кому не относится, то встанет вопрос правовой неопределенности!"

Что касается вопроса справедливости компенсации и ее соответствия трудовому договору, то тут, считает Аксенов, никакой проблемы вообще нет. Так, по его словам, Провоторов за год до своего увольнения практически все время получал 100-процентные премии, а значит, у совета директоров не было основания не включать эти суммы в размер "золотого парашюта". "А что касается того факта, что Провоторов устроился на работу через месяц после расторжения трудового договора, – продолжал юрист. – Но разве кто-то мог об этом знать? Нет. И нет какого-то механизма перерасчета компенсации".

В заключение своей речи представитель "Ростелекома" отметил, что позиция суда апелляционной инстанции очень опасна для практики и может дестабилизировать весь гражданский оборот. "Суд апелляции внес какие-то очень размытые критерии добросовестности и разумности с точки зрения позиции среднего обывателя, а не норм закона!" – резюмировал он.

Поддержал Аксенова и представитель Проворотова Максим Музыка. Он также отметил, что его доверитель, "руководствуясь корпоративными стандартами", вернул сумму сверх нового законодательного минимума золотого парашюта" "Ростелекому". 

– Раз вернул, значит, и сам признает, что незаконно получил эту компенсацию, – вставил ремарку миноритарий Ашурков.

После этого судьи удалились в совещательную комнату, где пробыли полтора часа. В итоге экономколлегия ВС решила постановление кассации отменить, а акты первой и апелляционной инстанции оставить в силе. Таким образом, решение совета директоров "Ростелекома" о выплате Провоторову 200,9 млн руб. компенсации признано незаконным.

http://pravo.ru/court_report/view/117026/

Картина дня

наверх